Рыцари северного ветра

Каково это, встретить Новый год и Рождество под парусами? Чтобы испытать это, мы отправились в круиз по Эгейскому морю






Текст Ирины Бикиной

Мы сидим в милом семейном ресторане, наслаждаясь блюдами турецкой кухни. 

– Восемь чашек турецкого чая, пожалуйста.

Здесь так тепло и уютно, что не хочется никуда спешить. Время замедляется. А может быть, даже перестает существовать? Во всяком случае, здесь, в Мармарисе

– Большое спасибо. Все очень вкусно. Доброй ночи.

Распрощавшись с хозяином ресторана, уже в ночи мы возвращаемся на нашу яхту Philotes, Beneteau Oceanis 50, пришвартованную в Netsel Marina, в природной бухте на стыке двух морей – Эгейского и Средиземного.

Прекрасно оборудованная Netsel Marina является стартовой точкой для путешествия по греческим островам, куда мы решили направиться, чтобы встретить
Новый год и Рождество под парусом.

В марине можно взять в чартер яхту на любой вкус, перекусить в популярном у яхтсменов ресторане Pineapple, воспользоваться прекрасно оборудованными душевыми, банкоматом и Интернетом, запастись продуктами и обогревателем (на нашей яхте отопителя не было) и даже провести небольшой женский шопинг.

На следующий день, закупив продукты, залив три бака воды и распрощавшись с привычными благами цивилизации (ибо в доброй половине греческих марин нет ни воды, ни электричества), мы отправляемся на греческий остров Родос.

Родос. Ветры зимы

Выйдя из марины в одиннадцать часов вечера, мы проходим часть пути под мотором и после мыса Кадырга при ветре в 20 узлов встаем на курс. Нам предстоит переход в 25 миль.

Море в этих местах редко бывает спокойным. Зимой вероятность попасть в сильный шторм тем более высока, в чем мы вскоре смогли удостовериться сами.

Мы шли при юго-восточном ветре в полный бейдевинд, временами переходящий в галфвинд. Уже через двадцать миль раздуло до 30 узлов. Поставили стаксель. Половина команды из восьми человек мужественно боролась с морской болезнью. Но болезнь побеждала. Виной тому были короткая волна высотой до двух с половиной метров и бортовая качка.

За шесть миль до Родоса гроза, блуждавшая рядом, догнала нас. Пошел дождь. Вообще в этом году больше половины дней нашего двухнедельного плавания оказались дождливыми…

Дождь превратился в ливень. Огни Родоса исчезли. Остров просто пропал с горизонта. Ливень был настолько сильный, что видимость стала нулевой. Гремел гром, сверкали молнии. Одна из них с оглушительным треском ударила в мачту. Часть ходовых огней погасла, отключился GPS. А ветер на порывах ветер достигал уже 48 узлов!

В кромешной тьме и под проливным дождем, с одним красным бортовым огнем к Родосу было решено не идти, а встать до утра на якорь в Ялисосе. Это в двух милях от столицы острова – самого солнечного острова в Европе, как информировали нам путеводители. В половине шестого утра после непростого перехода экипаж отправился спать.

Утром мы должны были сняться с якоря и дойти до порта Мандраки, где нас ждала яхта с нашими друзьями, успевшими совершить переход до начала шторма. Но сняться с якоря оказалось не так-то просто. Пульт вырубило через несколько метров подъема цепи, лебедка тоже отказалась работать. Привязывая звенья якорной цепи шкотами и выбирая их вручную, заведя на лебедку в кокпите, через полчаса самоотверженного женского «ручного труда» якорь удалось поднять. И все это под дождем, который и не думал кончаться.

Несмотря ни на что, мы вышли в море и успешно совершили переход к новому месту стоянки. Оказалось, что марина Мандраки достаточно старая и расположена прямо у стен средневекового замка. Чтобы подключиться к электросети, пришлось послать ребят в магазин за переходником, но хорошо, что электричество вообще было! Нам же надо было просушить промокшую одежду.

Стоит сказать несколько слов про сам остров. Родос – наиболее известный из островов Додеканеса. Согласно легенде, когда Зевс раздавал богам самые красивые места на земле, Гелиос, бог солнца, верный своему долгу, совершал свою ежедневную поездку по небу. Когда Гелиос вернулся, Зевс, не желая оставить его обделенным, решил произвести дележ заново. В это время Гелиос увидел, как из глубин моря поднимается большой прекрасный остров. Этот остров Гелиос и попросил для себя.

В XIV веке островом овладели рыцари-госпитальеры, построившие здесь свою главную цитадель – Родосскую крепость. Именно туда, на улицу Рыцарей, и отправилась на прогулку наиболее активная часть двух наших экипажей, несмотря на нескончаемый дождь. А та его часть, что осталась на борту, собрались в кают-компании, наготовила вкусной еды, после чего трапезничала и пела под гитару. Потом к нам присоединился Виталий, «человек-оркестр», он принес с соседней яхты с синтезатор. Репертуар тут же расширился, и погода перестала казаться такой ужасной.

Читайте также  Под мускатным бризом

Спать отправились глубоко за полночь, договорившись следующую часть маршрута по Южным Спорадам пройти вместе внезапно образовавшейся маленькой флотилией.

Нисирос. Дыхание Полибота

Стартовали мы из марины Родоса при юго-юго-восточном ветре силой в 20 узлов в девять утра. Пройти предстояло 50 миль до острова Нисирос. Мы поставили паруса и полетели в полный бакштаг со скоростью 8 узлов. Но вскоре ветер скис до 10 узлов, все расслабились, стали загорать и созерцать острова. Так как было 31 декабря, то состоялось и традиционное предновогоднее купание.

Ошвартовались мы лагом в живописном рыбацком поселке Пали. Памятуя, что в Греции кризис, первым делом мы отправились искать открытый ресторан, чтобы договориться о подготовке к празднованию Нового года.

В девять вечера таверна Salonikios радушно приняла четырнадцать человек. Подносы с рыбой поглощались один за другим. Стало очевидно, что в Греции голод нам не грозит. Праздничный ужин с вином, всевозможными закусками и морепродуктами обошелся нашей компании в 175 евро. Не веря своим глазам, мы сразу договорились с хозяином и его женой о завтраке на одиннадцать утра.

Сам остров Нисирос занимает площадь чуть более 40 кв. км и является активным вулканом. По легенде, гигант Полибот, спасаясь от преследования Посейдона, бежал на остров Кос. Чтобы поразить его, Посейдон отколол трезубцем часть Коса и запустил в гиганта. Полибот, извергая дым и изрыгая проклятия, оказался заживо погребенным под огромным камнем. Так возник остров Нисирос. Сегодня Нисирос процветает благодаря пемзе, в чем мы убедились, набрав ее на пляже недалеко от Пали.

На следующее утро, как водится, под проливным дождем мы арендовали машину и поехали осматривать остров. Первым делом направляемся в Палеокастро – древний акрополь, возраст которого более 2500 лет. Виды потрясающие! Побродив среди стен из гигантских глыб, мы едем в столицу острова Мандраки. Улицы этого небольшого портового городка узкие и извилистые. Балконы домов почти касаются друг друга. Прогулявшись к пляжу из черной лавы, поднимаемся вверх, чтобы посетить монастырь Богородицы в Пещере.

Следующая остановка – селение Никия. Расположенная на краю кальдеры деревушка очень живописна. Повсюду яркие домики и выложенная мозаикой главная площадь с новогодней елкой. Из Никии открывается потрясающий вид на кратер вулкана. На обратной дороге мы посещаем деревушку Эмбориос, природную баню в скале и возвращаемся на яхту.

Утро следующего дня порадовало солнцем. Не преминув этим воспользоваться, едем в центр острова – в кратер вулкана. Его лунный пейзаж зачаровывает. На стенах кратера желтые пласты серы. На дне чувствуется жар. Здесь множество газовых трубок, из которых поднимаются влажные горячие пары. Пахнет серной кислотой. Неприятно.

На пустыре у вулкана, там, где мы оставили машину, под деревом сидит грек и играет на скрипке. Один. Просто так. В это трудно поверить, если бы это не было воплощенной реальностью. У меня вновь возникает ощущение, что время остановилось.

Как же великолепна наша Земля!
Это дар Божий – видеть это, бывать в таких местах…

По дороге к вулкану мы остановились, чтобы положить на камни яйцо – пусть варится. Возвращаясь, чтобы его забрать, мы ехали медленно, стараясь предостеречь бесшабашных козлов от намерения пересечь нам дорогу.

Мы покинули Нисирос в девять вечера. К счастью, 55-мильный переход выдался спокойным. Дул северо-западный ветер силой до 10 узлов. Волны не было. Ярко светили звезды.

Справа остался остров Лерос, который, ярко освещенный, секундой позже полностью погас. В Патмосе швартовались кормой к причалу. Еще было темно, всего лишь половина седьмого утра, но как же громко орали петухи!

Патмос. Пещера Апокалипсиса

Остров Патмос знаменит тем, что, по преданию, на острове побывал евангелист Иоанн Богослов. Позже, в XI веке, во имя св. Иоанна, автора «Откровения», был заложен монастырь, в который мы и направились, взяв на прокат мопеды.

К слову, ни воды, ни электричества в порту Скала не было. Более того, приехав на заправку, выяснилось, что бензина на острове тоже нет. Пришлось вернуться на яхту и воспользоваться запасной канистрой с бензином для тузика.

За несколько минут мы доехали до крепости-монастыря. На пути к монастырю стоит церковь Айиа-Анна, внутри которой находится святая пещера Апокалипсиса. Здесь Иоанн Богослов созерцал видения и диктовал дарованные ему откровения своему ученику. В этот день пещера была уже закрыта, и мы решили вернуться сюда завтра, чтобы все-таки ее посетить.

Каждый греческий остров поражает своей красотой и самобытностью. Остров Патмос – это нетронутая природа в сочетании с душевностью местных жителей. Белые дома, миниатюрные церкви и особняки. В порту Скала таверны и бары. Одну из них нам порекомендовали местные жители. В таверне нас встретила грузинская девушка, говорящая по-русски. Кухня была выше всяких похвал!

Читайте также  У подножия литовских дюн

Прощальный совместный променад по набережной благополучно завершился покупкой всевозможных сувениров, греческого мыла и других совершенно необходимых для жизни вещей.

Покинули Патмос мы в девять вечера и взяли курс на турецкий город Тургутрейс. Там часть нашей команды сойдет на берег и уедет домой, но взамен ожидаются новые силы.

Первую часть пути мы шли в галфвинд, а временами в полный бейдевинд при северном ветре силой в 15 узлов. После Лероса раздуло до 20 узлов, и мы понеслись со скоростью в 8–9 узлов. Ночной переход в 40 миль занял семь часов. В четыре утра мы уже были в D-Marin.

Прошла неделя, как мы в пути. Проявлять чудеса толерантности становилось все проще. Мысли о возвращении даже не посещали наш бравый экипаж, в отличие от желания полноценно помыться. Не теряя времени, мы направились в турецкий хамам, где и насладились всеми положенными в таком заведении процедурами. После бани, изрядно проголодавшись, зашли поесть донер-кебаб (некоторые, особо чистые, проглотили две тарелки). Потом накупили турецких сладостей и вернулись в марину. Единственное, что огорчало в тот момент, так это стоимость одной ночи стоянки. Пребывание в Тургутрейсе обошлось нам в 120 евро, включая 15 евро за электричество и воду.

Астипалея – лебедь Эгейского моря

Воскресенье. Мы спешим выйти в море. По прогнозу на подходе холодный фронт. Завтра к вечеру ожидается 40-узловой ветер. Нам во чтобы то ни стало надо успеть дойти до Астипалеи и там переждать шторм. Встретив новый экипаж, через час мы выходим в море. Впереди 55 миль, которые мы планируем преодолеть за десять часов.

Дует северо-западный ветер, который при подходе к острову превращается в западный. Ночную темень сменяет робкий рассвет. Солнце красным заревом всходит над морем. Так красиво! А завтра – Рождество.

На горизонте появляется остров. И церковь на холме в окружении крепостных стен.

На причале мы одни. Ни воды, ни электричества. Через два часа начался ливень, его сменил град. Солнце, где ты?

В Греции сегодня Крещение. По улицам хотят люди, колядуют. Еще в Греции есть такая традиция: на крещение священники кидают в море крест, а молодые люди прыгают за ним, чтобы достать.

В рождественское утро берем машину и едем на восток, в Мальтезану, бывшее пристанище мальтийских пиратов. Так и не доехав до крепости, потому что асфальтовая дорога закончилась, а по грунтовым серпантинам путешествовать в дождь – удовольствие сомнительное, поворачиваем и едем обратно, на запад. Колеся по живописным горам Астипалеи, мы останавливались, заходили в церкви, одиноко разбросанные среди холмов и утесов, срывали апельсины с деревьев. Самый западный остров архипелага кажется совсем безлюдным. Было ощущение, что здесь имеют право летать только птицы.

Кстати, сверху своим очертаниями остров похож на лебедя. Если взять два глобуса – земной и небесный, то созвездие Лебедь проецируется как раз на остров. Вот так вот.

Мы доехали до крайней точки острова, где находится церковь Св. Константина и откуда открывается потрясающий вид на ослепительно белую крепость-город Хору. Есть места, которые, увидев однажды, входят в сердце навсегда. Для меня Астипалея останется одним из таких мест. Местом, где можно скрыться от всего мира.

Позже мы прогулялись по верхнему городу. Род Квирини, управлявший островом более трех веков, на месте античного акрополя воздвиг крепость. Внутри крепости две церкви XIV века – Богородицы при Вратах и Айос-Георгиос. Побродив немного по лабиринту улиц, мы спускаемся обратно в гавань. Завтра выдвигаемся на Санторини.

Санторини. Жемчужина Киклад

Переход выдался непростым. Северный ветер в 20–25 узлов, на порывах до 30, сопровождался полутораметровой волной и ощутимой килевой качкой. Временами нас накрывали короткие, но сильные дожди. Но последние 15 миль из 52 мы пролетели в комфортном галфвинде и без дождя (ну не чудо ли?) и уже к часу ночи были на Санторини.

Сначала дорийцы дали острову название Фира (или Тира). Второе название, Санторини, остров получил в XIII веке в честь святой Ирины.

Утром выяснилось, что машину в порту арендовать невозможно. Мы нашли такси и поехали в столицу острова – Фиру.

Визитная карточка острова – кальдера, напоминающая о знаменитом извержении, которое вызвало волну такой высоты, что ей удалось погубить минойский Крит.

Столица острова возвышается над кальдерой, поражая взгляд фантастической красотой обрывов. Дома и церкви карабкаются по утесам. По брусчатке улиц ходят нагруженные ослики, лениво подгоняемые неторопливыми греками. А в небольшой порт Скала-Фирон мы спустились на фуникулере, который ходит раз в полчаса.

Фира – очень красивый город, но не менее живописна и Ия, что на самом северо-западе острова. Преодолев крутой серпантин, мы приехали в Ию в самую сиесту. Дул ледяной ветер такой силы, что сбивал с ног. Пошел снег. Очень захотелось греческой метаксы, но быстро стало ясно, что раньше пяти вечера добыть какое-либо пропитание на этом острове нам не удастся.

Читайте также  Панамский канал. Практика пилотажа

Изобилие дикой природы и холод подгоняло нас к поиску новых впечатлений. Мы доехали до рыбацкой деревни Аммуди, останавливаясь на каждом мысе в поисках наилучших ракурсов, чтобы заснять белоснежные дома Фиры в лучах закатного солнца.

Покинули остров мы лишь на следующее утро.

Тилос. Каникулы тишины

Комфортный 120-мильный переход при северном ветре силой 20 узлов мы совершили чуть меньше чем за сутки. Ошвартовавшись в порту Ливадия в 11 утра, мы решили целый день посвятить осмотру острова.

Маленький безмятежный остров Тилос знаменит тем, что в одной из его пещер были найдены останки карликовых слонов. Берем машину и первым делом направляемся в столицу острова – Мегало-Хорио («большая деревня»). Город построен в виде амфитеатра на склоне холма с возвышающимся над ним рыцарским замком. В небольшом музее можно увидеть кости слона из пещеры Харкадио, находящейся на склоне горы между Мегало-Хорио и Ливадией. К сожалению, был не сезон и музей был закрыт, но ко входу в пещеру мы все равно прокатились. На острове одна дорога, и заблудиться не получится. Холмы острова усеяны часовнями и руинами крепостей ордена рыцарей св. Иоанна, владевшего островом более двух веков.

По уже сложившейся традиции мы перекусили по дороге вкуснейшими греческими апельсинами, сорванными прямо с ветки. А дальше… не удержались. Несколько десятков этих наиполезнейших фруктов переместились в наш багажник, как и «парочка» лимонов к чаю, дабы оздоровить и подпитать немного потрепанные ветрами любимые организмы.

Главное целью нашего путешествия был монастырь Святого Пантелеймона на северо-западе острова. Монастырь этот основан в XV веке и назван в честь покровителя острова. На территории есть церковь, где сохранились византийские фрески, и красивый сад. И родники! А еще в монастыре живет множество кошек. И тишина, столь поражающая воображение…

Да, и еще. Окажетесь в тех местах, обязательно остановитесь на дороге к монастырю и сфотографируйте потрясающей красоты обрывы. Невероятное зрелище!

Вернувшись на яхту, мы обнаружили, что в порту все закрыто. Единственный ресторан распахнет свои двери в семь вечера. Коротая время, мы любовались восхитительным розовым закатом. Ничегонеделание плавно перетекло в ужение кальмаров вместе с местными жителями. Кто мог подумать, что кальмаров ловят на удочку?

Сими. Землетрясение

Из порта мы вышли в четыре утра. 27 миль до Сими преодолели быстро.

Гавань острова очень живописна. Летом здесь полно туристов и местных торговцев. Зимой у набережной лишь лодки рыбаков. Однако это был единственный из греческих островов, где у нас спросили документы…

Прогулявшись к упомянутой во всех путеводителях башне с часами и побродив по городу, возвращаемся на набережную. Приметный ориентир – барельефа с античной триремой в честь освобождения острова от нацисткой оккупации.

Несмотря на отсутствие туристов, множество баров и таверн открыты. Когда мы обедали в таверне, неожиданно все на секунду подлетело. Посуда задребезжала и едва не вывалилась из стеллажей. Тогда мы не придали этому значение. Уже позже, в аэропорту, мы узнаем, что в четверг и в пятницу в турецкой части Эгейского моря произошли два землетрясения. А пока, узнав из метеопрогноза, что вскоре ожидается «закисон» и изменение ветра на южный, было решено не терять времени и выдвигаться.

Обратный 60-мильный переход в турецкий Мармарис был самым сложным. Покинув Сими, мы взяли строго на юг, чтобы, дойдя до Родоса, укрыться за ним от волны. Порой казалось, что яхта несется со скоростью в 8 узлов сама. В этот момент главное – не мешать ей, просто немного подправлять курс. Все было чудесно, но на полпути началась гроза, ветер в порывах достигал 50 узлов. Волны поднялись до двух, а может, и трех метров, кидая яхту и креня ее так, что пол становился стеной. К сожалению, не обошлось без травм.

В эту штормовую ночь управлять яхтой могли только трое. Под проливным дождем они стояли в спасжилетах, как рыцари, поблескивая сталью карабинов при каждой вспышке молнии. Рыцари северного ветра. Ветра, который вопреки обещанному прогнозу так и не поменялся на южный.

Опубликовано в Yacht Russia №3 (50), 2013 г.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.