В поисках чужих следов

Искатель приключений Бургхард Писке пытается обнаружить в Тихом океане — от Тайваня до острова Пасхи — следы миграции древних цивилизаций. При этом он использует современную интерпретацию полинезийского проа

Текст Андреаса Фритча

Этот человек, кстати, выполняет королевское поручение. «Идея родилась после предложения короля Тонга — Тауфаау Топу Четвертого. Еще тринадцать лет назад он попросил меня пройти Тихий океан на тридцатитрехметровом парусном проа, построенном его народом, чтобы вернуть на остров, как он сам выразился, «нашу историю мореплавания», – рассказывает Писке.

Сам же король узнал о Писке после «Экспедиции «Баунти» – попытке поиска следов капитана Блая, предпринятой в 90-е годы прошлого века.

«К сожалению, огромная полинезийская лодка была технически несовершенной и имела массу технических проблем, их надо было устранять, а у меня не было ни одного спонсора. Так что о столь сложном плавании и речи быть не могло. Но сама идея подобного путешествия не выходила у меня из головы», – продолжает яхтсмен.

Прошло много лет, прежде чем неутомимый искатель приключений смог воплотить ее в реальность, построив свою версию полинезийского судна — 11-метровую стеклопластиковую яхту, назвав ее Ana-Varu. Быструю, но спартанскую.

Однако прежде, чем приступить к строительству проа по образцам лодок Полинезии и Микронезии, Писке взялся за историю.

«Большинство исследователей придерживаются той точки зрения, что заселение островов Тихого океана шло в направлении с запада на восток. А вот Тур Хейердал придерживался противоположных взглядов. Отдавая должное его плаваниям, я все-таки нахожу, что переход против преобладающих восточных пассатов выглядит логичным с точки зрения хорошей морской практики», – рассуждает Писке.

Его аргументы выглядят разумными: опытный мореплаватель, который собирается открывать неизвестные земли, вероятнее всего, направится против господствующих ветров, чтобы иметь гарантированную возможность вернуться назад. Вот почему стартовать Писке решил с острова Тайвань в направлении острова Пасхи. Чтобы духи острова были милостивы к мореплавателю, на проа в качестве носовых фигур были установлены подобия знаменитых каменных истуканов с этого острова.

Читайте также  Русский mini-transat: первый блин комом

Выбор промежуточных точек маршрута оказался во многом делом случая. Как-то, работая в библиотеке, Бургхард наткнулся на статью профессора Лоренса Каннингхэма, описывающего историю освоения Тихого океана и острова Гуам. Статья заинтересовала Писке, и он написал профессору, потом написал еще раз, и еще, но, увы, все письма остались без ответа. Тогда Бургхард сам полетел к Каннингхэму на Гуам – таков характер нашего героя: не ждать, а действовать. Молчанию профессора сразу нашлось объяснение – он был в больнице. Однако нет худа без добра – Писке встретился с Нашем Комачо, одним из потомков племени чамору, коренных жителей Гуама. Тот давно занимался историей дальних плаваний своих предков, в Писке он увидел своего единомышленника. Вскоре компаньонами было решено, какой будет первая экспедиция —  полуторатысячемильный безостановочный переход от Тайваня до Гуама. Да, против ветра. Да, постоянная лавировка. И вдобавок яхтсмены будут использовать только традиционные методы навигации с ориентированием по звездам и солнцу. Но именно эти сложности и требовались для чистоты эксперимента.

Почему именно Гуам? Здесь в мае проводится фестиваль тихоокеанского искусства, в рамках которого местные мастера демонстрируют искусство судостроения, а их проа — чудеса скорости и остойчивости на воде.

«На фестиваль приезжают лучшие моряки со всех тихоокеанских островов, — говорит Писке. — Я надеялся среди них тех, кто мог бы поделиться со мной опытом или даже пополнить экипаж Ana-Varu».

Плавание на Гуам было трудным – за последние 7–10 лет ветровая система Тихого океана сильно изменилась, что подтверждают многие яхтсмены, ходящие по этим широтам. Ветра стали менее предсказуемыми, точность долговременных ветровых прогнозов заметно снизилась. Перестали быть редкостью штили и неустойчивый ветер.

Впрочем, дело было не только и даже не столько в погоде — много сил уходило на освоение проа. Показывающая хорошую скорость лодка (скорость 9–12 узлов достигается на ней без малейших проблем) оказалась очень капризной при выполнения маневров. Для осуществления поворота (на проа он называется «шунтен») надо наклонить мачту в другом направлении, перенести шкот грота практически через всю яхту туда, где только что был нос, после чего опустить с бывшего носа рулевое перо… Пожалуй, чересчур много работы для двоих. Это раньше на таких лодках в экипажах было до 10 человек, Возможно, были и какие-то технические решения, облегчающие маневрирование на проа, но… «Испанские колонизаторы запретили жителям Гуама строить большие проа, — рассказывает Наш Комачо. — Уже построенные суда были сожжены, строители их убиты. Колонизаторы хотели держать людей под жестким контролем, и в результате многие знания оказались утерянными».

Читайте также  Волшебства сентябрьского уикенда

В общем, первый этап плавания  и Писке, и Комачо только и занимались тем, что учились управлять своей яхтой, параллельно решая непростые задачи по ее будущему совершенствованию. Как бы то ни было, все закончилось благополучно, но впредь таких дальних переходов мореплаватели постараются избегать. К тому же, разбивая путь на отрезки — по две недели в море, им будет проще справляться и со «звездной навигацией».

На всем Тихом океане осталось всего несколько мореходов, которые могут ходить по нему, не пользуясь современными приборами, а обращая внимание лишь на время восхода и захода звезд, тип волнения, направление полета птиц, цвет воды и вид плавника.

Бургхард старается овладеть этим умением, однако, что называется, не перегибает палку: на его проа есть картплоттер, автопилот, буй EPIRB и спутниковый телефон системы Iridium. Вместе с тем Писке подчеркивает: «Я стараюсь насколько только возможно свести к минимуму контакты с внешним миром. Постоянная доступность по телефону или по электронной почте, равно как и обилие высоких технологий, обесценят это путешествие. Я хочу, чтобы оно на восемьдесят или девяносто процентов было приключением. И Ana-Varu должна мне в этом помочь. Видя наше скромное суденышко, местные жители понимают, что к ним пришел не очередной богатый яхтовладелец («яхти» – так иронично называют здесь подобных людей), а простой моряк, такой же, как они».

Скоро проа Ana-Varu вновь выйдет в море. От своей цели Бургхард Писке не откажется ни за что. Но одно ему выполнить не удастся: вернуться и рассказать королю Тонга о результатах своей миссии – Тауфаау Топу Четвертый покинул этот мир девять лет назад. Но его поручение все равно сохраняет свою силу — путешествие на службе Его Величества продолжается.

Читайте также  В глубине сердца. Левкас, Итака, Кефалония...

Уникальные проа
Три с половиной тысячи лет проа развозили народы из Меланезии по атоллам Тихого океана. Лодки с одним основным корпусом и наветренным аутригером («ама» на местном наречии) есть почти на всех островах Тихого океана. Региональные различия, однако, дают о себе знать: кто-то использует один треугольный парус, кто-то – разрезной, кто-то – прямоугольный. Корпуса и аутригеры также различаются. На рисунке выше показаны небольшие проа, построенные на Фиджи. Но были и более крупные лодки: длиной до 30 метров, рассчитанные на большие расстояния и перевозку серьезных грузов. И не только лодки. Общность керамики, языков, видов растений и животных… С учетом этого ряд ученых готовы присоединиться к тезису Бурхарда Писке, что колонизация шла с запада на восток. Однако некоторые специалисты полагают, что тогдашние моряки при этом не должны были идти против ветра — они могли использовать феномен Эль-Ниньо (колебание температуры поверхностного слоя воды в экваториальной части Тихого океана), который в зимний период на несколько месяцев обращает вспять северо-восточные пассаты и течения.

Сокращенный вариант. Опубликовано в Yacht Russia №4 (84), 2016 г.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.